В разделе «Стихи и проза» опубликован новый рассказ Владимира Парошина «Курортные танцы». Перейти...


В галерее "Новые поступления" опубликован диптих Владимира Парошина 2019 года под названием "Река Ишим". Размер диптиха 25х100 см. Перейти...

 
Дорогие друзья! Вы можете приобрести по скидочной цене календарь Владимира Парошина «Москва нашего детства» на 2019 год через сайт Ярмарка Мастеров.
При покупке двух календарей третий вы получаете в подарок.
Пожалуйста, вопросы присылайте через сайт Ярмарка Мастеров или форму обратной связи.

Аккаунт Владимира Парошина на Facebook
 

Путевые заметки шабашника. История первая

В  незапамятные  советские  времена  добывал  я  на  хлеб  насущный  оформиловкой.  Сие  небрежное  слово  у  художественной  братии  дословно  означало – оформление  наглядной  агитации. В  колхозах  и  совхозах  Тюменской  области  уже  давно  заржавели  и  истлели  мои  рукотворные  соцобязательства,  пятилетние  планы  хозяйств  и  моральные  кодексы  строителя  коммунизма.  Если  что  и  сохранилось  с  тех  пор,  то  возможно,  мозаики  и  росписи  в  сельских  клубах  и  школах  -  творения  художественно-сомнительные,  главное  же  -  аполитичные  и,  посему  безобидные  для  цензуры  всех  времён. Поскольку  был  я  молод  и  в  моём  жизненном  кредо  причудливо  переплелись  в  подсознании  десять  заповедей  и  моральный  кодекс  строителя,  то  немало  забавных  историй  и  казусов  случалось  на  моей  оформительской  стезе.

Дело  было  в  конце  семидесятых.  Подвизался  я  в  селе  Боровое  Ишимского  района   выполнить  наглядную  агитацию  -  дюжину  полутораметровых  щитов,  обитых  жестью  и  загрунтованных  малярной  краской  с  туземным  названием  «слоновая  кость».  На  главном  щите  -  Владимир  Ильич  и  текст:  «Верной  дорогой  идёте,  товарищи». На щитах  прочих  -  пшеница  (сколько  собрать),  молоко  (сколько  надоить),  шерсть,  мясо,  яйца  и  прочее.

«Мы,  нижеподписавшиеся»  заключили  договор,  и  я  немедля  принялся  за  работу.

Работал  я  в  клубе,  там  же  и  ночевал  на  стульях.  Работал  я  как  истовый  трудоголик,  но  когда  начинало  рябить  в  глазах  от  букв  и  цифр,  то  откладывал  кисти,  брал  кий  и  катал  шары. В  любом  сельском  клубе  на  почётном  месте  среди  окурков  и  подсолнечной  шелухи  -  бильярд.  Это  -  святое.     Худо – бедно, свой  намеченный  план  я  перевыполнил  и  вместо  трёх  недель  управился  за  две.  С  этой  новостью  и  поспешил  я  в  начале  трудового  дня  в  кабинет  директора  совхоза.  Коренастый,  кряжистый  директор  встретил  меня  весьма  сдержанно.  Надо  заметить,  что  намедни  он  заходил  ко  мне  в  клуб.
 
Поговорили  ни  о  чём   и,  вероятно  не  понял  я  намёков,  что  заработал  я  неприлично  много  для  одного.  Это  уже  потом,  после  событий  описных  здесь,  вспоминал  я  наш  с  ним  разговор  и  в  очередной  раз  убеждался,  насколько  я  неисправимо  наивен.  А  тогда  в  кабинете   я  никак  не  мог  уразуметь,  зачем  он  втолковывает  мне  как  непросто  ему  вести  совхозное  хозяйство.
 
- У  вас  своя  работа,  у  меня  своя  -  сказал  я,  независимый  и  прямой  как  рельс. 
Ответ  мой  окончательно  вывел  его  из  себя.  Во  всём  есть  свой  непреложный  порядок.  Существует  совхоз,  во  главе  которого  директор,  далее -  парторг,  экономист,  агроном,  далее – бригадиры,  механизаторы,  доярки  и  прочий  трудовой  люд.  Я  в  эту  иерархию  не  вписывался   никак.
- Короче  так -  говорит  он  -  пока  не  будет  под  моими  окнами  соцобязательств,  я  вас  не  рассчитаю. 
 -Но  ведь  в  договоре  нет  монтажа  соцобязательств.   И  потом  -  у  меня  взяты  билеты  на  завтрашнее  утро  до  Тюмени,  а  оттуда  на  самолёт  до  Ленинграда.
Не  помню,  что  он  ответил.  Вероятнее  всего,  он  сказал,   что  это  мои  проблемы.
- Хорошо,  - завёлся  я  -  у  меня  осталось  полведра  краски  и  я  замалюю  все  эти  щиты.
- Ну  что  же,  я  вызываю  милицию – и  он  поднял  трубку  телефона.
- Вызывайте  хоть  целый  отряд  милиции.  Я  накрасил,  я  и  закрашу.    С  этим  намерением  я  и  отправился  в  клуб,  что  был  через  дорогу.

Шел  я  весь  внутренне  взлохмаченный  и  неукротимый.  Рядом  семенил  парторг,  который  присутствовал  при  этом  диалоге  и   безуспешно  пытался  вставить  примирительные  реплики.  Человек,  как  после  выяснилось,  душевный  и  отзывчивый.  А  в  этот  момент  он  оказался  чем-то  вроде  громоотвода.
Обгоняя  нас,  несколько  женщин  устремились  в  сторону  клуба.  Это  директор  мобилизовал  бухгалтеров  и  кассиров  переносить  щиты  в  правление.  
А  парторг  всё - таки  убедил  меня   делать  монтаж.  Да  и  сам  я  как-то  остервенело  повеселел  -  сделаю!

Выдали  аванс  под  это  дело.  Отправили  машину  за  цементом,  за  щебёнкой.  Машину  за  арматурой. Нашли  двух  мужиков  ямы  копать  и  опалубок  заготовить.  Сложнее  было  со  сварщиком,  поскольку  на  работе  и,  поможет  только  вечером.  Вечером  и  начались  основные  сварочные  работы.

Заканчивали  мы  монтаж  под  утро  при  свете  машинных  фар,  под  кукареки  петухов,  под  мычание  коров,  сгоняемых  в  стадо.  Утренняя  трапеза  в  клубе  -  водка,  килька  и  колбасный  сыр.

В  7час.  утра  получил  зарплату  вне  очереди - вся  деревня  знала,  что  я  опаздываю  на  поезд.  Потом  парторг  привёз  меня  на  своей  машине  к  моей  заплаканной  жене  и  успокаивал  её,  пока  я  смывал  с  себя  пыль  под  рукомойником  и  собирал  чемодан.  Потом  мы  неслись  на  вокзал,  опаздывая  на  поезд,  но  поезд  сам  опоздал  на  два  часа.  Уже  в  Тюмени  в  связи  с  задержкой  поезда  мы  опаздывали  на  самолёт.  Схватили  такси,  домчались  и,  к  турникету.  А  там  говорят:  «Что  Вы  волнуетесь?  Рейс  откладывается  на  два  часа».  Но  не  эта  череда  удачных  совпадений  запомнилась  мне  более  всего. 

За  давностью  времени  не  помню  я  ни  лиц,  ни  имён  тех  5-6  людей,  с  которыми  я  провёл  ту  ночную  вахту.  Я  брал  аванс,  чтобы  рассчитаться с  ними  за  работу.  И  все  отказались  и  не  взяли  деньги.

Возможно  ли  такое  в  наши  дни?
 
 
Владимир Парошин  2009 г.
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
Сайт визуального искусства Иероглиф 
 
 
 
 
Московский Союз Художников 
 
 

 







Copyright Paroshin.ru © 2011-2017
Персональный сайт Владимира Парошина